Юмор на тему НДДП.

Описание: Все о мюзикле
Модератор: Ilze

Элен Ларош
Элен Ларош

Сообщение #1 Элен Ларош » 14.08.2003, 16:44

Из аналогичного раздела с форума http://game.labyrinth.spb.ru/forum/

Сидит, значит, труппа "Нотр-Дама". Все в сборе - Гренгуар где-то шляется. Махью уже по стенкам ползает и грозится всех поубивать на фиг.
Ну, вваливается это чудо - потрепанный весь, помятый, в размазанном гриме, хайр дыбом, и, одергивая футболочку, заявляет:
- Ха! Петь хотели заставить!
Все в непонятках смотрят.
- Поймали фанатки в темном углу и говорят: "Пой, а то изнасилуем!"
Все, дружно:
- А ТЫ ЧТО?
- Хм! Петь хотели заставить....

Элен Ларош
Элен Ларош

Сообщение #2 Элен Ларош » 14.08.2003, 16:46

Белль от Дерзновенного.

Квази-Гару:
Свет озарил мои большие уши,
Свой двухметровый рост опять я скрючу.
Ox!И как ходить нормально стал я забывать,
Но все же Бруно на руках могу таскать.
Как может не любить меня ЭсмеральдА,
Ведь даже в гриме я красавчик хоть куда.
Влез!
На декорации опять сегодня влез
С гаргульей в нишу обниматься я полез.
Всем повезло, один лишь я горбун хромой,
Зато на фотках обнимаюсь с Сегарой.

Клод-Лавуа:
Я неприступен для своих поклонниц:
И для веселых слишком, и для скромниц.
Но в килте побегать иногда я не стыжусь,
А Эсмеральде только в дедушки гожусь.
Великий драконизм присущ мне, ну и что ж?
Я на священика не очень-то похожь.
Жаль. Гюго насмешкою я в рясу облачен
Почти святым в своих глазах быть обречен.
А за кулисами меня Луиза ждет,
На кой мне Эсмеральда, пусть себе живет.

Гренгуар-Пеллетье:
Все, что хочу творю на этой сцене -
Есть над чем стебаться в каждой мизансцене.
Блин, на что мне Эсмеральда или Флер-де-Лис -
Сердца поклоннниц разбивать готов на бис.
Святая Дева, как красив я и умен.
И в карате я крут и в беге я силен.
Да! Все знают - мне почти не нужен микрофон -
Прекрасным голосом не слабо одарен.
Пусть не блондин я и не тощий как комар
Зато я самый лучший в мире Гренгуар.

Хор поклонников:
И днем и ночью эмпэтри, тифы, ави,
П/о, джепеги, ссылки, форумы, статьи.
О! О, Пеллетье, Гару, Мервиль и Лавуа,
Зенатти, Пламондон, Кочьянте, Сегара...
Квебек не Питер, а Казань не НотрДам...
Я душу дьяволу за день с тобой отдам.

Элен Ларош
Элен Ларош

Сообщение #3 Элен Ларош » 14.08.2003, 16:48

А вот за это прошу поклонников русской версии меня ногами не бить.. Авторство не мое...


Место Действия – Нотр-Дам
«По мнению самих авторов и постановщиков иностранной версии русские ребята вокально не хуже своих коллег, а во всем остальном они их превзошли»
Катерина Гечмен-Вальдек, продюсер русской версии НДДП

Утро. Место обитания Люка Пламондона, автора текста и либретто к мюзиклу «Notre Dame de Paris». Люк просыпается от дикого вопля, донесшегося из-за забора, расположенного, как минимум в трех километрах от дома.
- Лю-ю-ю-ю-юк! Вставай, гад! Выходи, мерзаве-ец!
Волей-неволей бедняга был вынужден наскоро одеться и выскочить из дома. У ворот валялся вырубленный охранник со следом чьего-то кроссовка промеж лопаток. Стену рядом с воротами подпирал мрачный Лавуа. На самой стене сидел Гару – даже несколько лет спустя все еще сказывалась привычка ползать по декорациям. Но самым страшным было не это… Самым страшным был злобный всклокоченный Пеллетье, которого с трудом удерживал за локти порядком потрепанный Мервиль. Скромник Фьори стоял в сторонке и делал вид, что он дышит свежим воздухом. Сегара с Зенатти, обе хорошенькие, как никогда, посматривали недобро.
- Э-э… А что случилось? – спросил Пламондон, пытаясь протереть глаза.
- Он еще спрашивает! – взревел Бруно и вырвался-таки из рук экс-Клопена, который был просто вынужден заткнуть уши…
- Кто-то сказал менеджеру русской версии, - тихо, спокойно и зловеще начал Лавуа, не двигаясь с места, - что русские во всем нас превзошли.
Люк посмотрел по сторонам. Спасения ждать было неоткуда. Бежать к дому было бесполезно – если догонят, хуже будет.
- Еще этому кому-то, - продолжил Даниэль, и Люку померещилась тень черного капюшона, наполовину скрывающая лицо старейшего из основного состава Нотр-Дам, - Очень понравился русский текст. И вокальные данные исполнителей.
- Да-да, - подхватил Пеллетье, по счастью, не слишком громко. – А всему миру об этом поведала продюсер русской версии… Дескать, авторы и постановщики сами сказали ей об этом!
- Бруно, - негромко окликнул Даниэль. Случилось чудо – Пеллетье замолчал, зато начал, зачем-то закатывать рукава. Мервиль перевел дух, но на всякий случай продолжил придерживать товарища за плечо. К тому же, Гару явно нацелился сигануть со стены – а это сулило неприятности. Даже тихий Патрик что-то сосредоточенно искал в кармане куртки, посматривая на бледнеющего автора не без некоторой мстительности. Дела были плохи.
- Да что вы, ребята, - как можно более искренне воскликнул Пламондон, судорожно пытаясь вспомнить, что же он там наболтал этим русским. – Я ж эту русскую версию даже и не слышал!
- Мы так и подумали, - кивнул Лавуа.
- Сейчас мы это поправим! – широко улыбнулся Мервиль. И свет померк в глазах несчастного поэта. Последним, что он увидел, был хищный профиль Даниэля, забирающего у Фьори моток изоленты, который тот наконец отыскал в кармане…
«Св-е-ет озарил мою больную душу!» - в 78-й раз донеслось из запертой на ключ комнаты. Вопли Пламондона давно стихли.
- Может, хватит? – спросила Зенатти, самая молоденькая и потому жалостливая.
- Не надо излишнего мягкосердечия, Жюли, - мягко пожурил ее Лавуа, удобно устроившийся в кресле.
- Я только не понимаю, - вздохнула Жюли, тряхнув блондинистыми кудряшками, - ну чем, чем, к примеру, по его мнению, эта вульгарная Светикова превосходит Элен?
- Объемом бюста – фыркнул Пеллетье и ловко увернулся от запущенной в него туфли. – Ну что ты кидаешься-то? Я всего-то хотел сказать, что у нее бюст из платья вываливается.
Элен Сегара оскорбленно фыркнула.
«Бред! Полночный бред…» - донеслось из кабинета, превращенного в пыточную камеру.
- 79-й раз, - меланхолично отметил Гару.
В кабинете, примотанный изолентой к стулу перед включенным телевизором сидел Люк Пламондон. На экране какая-то девица вертела задом перед носом жуткого хлипкого чудовища, какого-то юноши в гриме и с лицом Пьеро, облаченного в до боли знакомую сутану и еще кого-то. Внизу шли французские титры, доходчиво поясняющие, что же именно поют персонажи. По лицу Пламондона катились крупные прозрачные слезы.
- Помогите, - вяло и без энтузиазма крикнул он, понимая, что пощады ему не будет. Дверь открылась и вошел суровый Даниэль. За его спиной встали не менее суровые Бруно и Люк-второй, то есть Мервиль.
- Я больше не буду… - пролепетал автор, глядя на вконец распоясавшихся персонажей.
- Нет, - дружным хором ответили ему спевшиеся субъекты. И Пеллетье ткнул пальцем в сторону телевизора. – Это ОНИ больше не будут.
Больше «Нотр-Дам де Пари» в «Метро» не шел…

P.S. Роли исполняли: Гару – Квазимодо, Элен Сегара – Эсмеральда, Жюли Зенатти - Флер-де-Ли де Гонделорье, Патрик Фьори – Феб де Шатопер, Даниэль Лавуа - Клод Фролло, Бруно Пеллетье – Пьер Гренгуар, Люк Мервиль – Клопен Труйльфу.
Последний раз редактировалось Элен Ларош 14.08.2003, 17:14, всего редактировалось 2 раза.

Кристина
Кристина

Сообщение #4 Кристина » 14.08.2003, 16:59

Дневник Гренгуара:
День первый.

9.00. Приплыл из Канады. Знакомый трубадур Паламандон предложил подработать на родине предков. Обещал устроить петь на ярмарку.
9.10. Сочиняю мистерию. Мистерия не сочиняется. Думаю, не податься ли в уличные борцы. И мозги напрягать не надо и ноги разомну.
9.12. Какая-то сволочь со спины приняла меня за бабу. Грит «смутили длинные волосы». Дал в глаз. Теперь верит, что мужик.
9.15. На Гревскую площадь приперся звонарь из «Собора». Земляк, будь он неладен. Тоже приехал подработать. Решил брать публику на жалость, врет, что урод и горбун. Кажется его тактика работает: уже вижу нескольких рыдающих парижанок, которые пытаются согреть горбуна на своей мощной груди.
9.20. Ого, еще один. Не, Паламандон видать совсем спился в ентом Париже. Вот какого черта было звать столько народу… Этот решил косить под попа. Гад, знает, что черная ряса ему к лицу. Правда, на мой взгляд, перекрасился: брови торчат как два черных пучка соломы.
9.21. Срочно нужна своя фишка для создания имиджа и обгона конкурентов. Фишки пока нет. Не, какие они все-таки длинные, что горбун, что поп. Подумываю о покупке сапог на платформе.
9.21. Пришла женщина с козой. Женщину еще не рассмотрел, но коза хороша. Напомнила мне оставленную дома собаку. Охвачен приступом ностальгии.
9.22. Женщина тоже ничего. Только странная: говорит, что ей 16 и что она цыганка. Во врет! Если ей 16, то я папа Римский.
9.23. Нет, Паламандон точно охренел: пригласил еще знакомого негра, который раньше изображал говорящую обезьяну в нашем местном канадском баре. И главное, гад, придумал, что тот будет косить под главаря местной мафии. Теперь этой «говорящей обезьяне» даже по шее не дашь.
9.25. Появился Паламандон с ведром краски и каким-то карликом. Карлика зовут Кочан, сказал, что пишет песни. Чувствую непреодолимую симпатию к карлику – на его фоне я гигант.
9.30. Паламандон сказал, что краска для меня: будут делать из меня принца парижских улиц. Для начала попытался выпрямить мне нос – хожу с палкой в носу. Нос прямей не стал, но дышать и петь не могу.
9.31. Паламондон сжалился, вынул палку из носа. Сказал, что будет достаточно двух черных вертикальных линий вдоль носа.
9.35. Смотрюсь в лужу. А я ничего, даже хорошенький. Особенно в краске и новом драном сине-серо-зелено-потрепанном плаще.
9.36. Подошла какая-то девица и попросила расписаться на груди. Звала в какой-то «Валь да МУР». Париж начинает мне нравится.
9.37. Вспомнил, что женат, в Валь да МУР не пошел.
9.38. И какого черта я не пошел?
9.39. Идиот. Девицу в Валь да МУР увел горбун Квазимодо. Ушел с ней, радостно похлопывая себя ушами по спине.
9.40. Карлик говорит, что сочинил песню. Даже две.
9.41. Напел первую. Очень ничего. Называется «Бэль».
9.42. Убью Паламандона. Он сказал, что эту песню на ярмарке будут петь горбун, поп, и какой-то армянин Феб.
9.43. Решил выбить зубы всем. Мучают сомнения: не уверен, что дотянусь ногой до челюсти Квазимодо. Где они берут таких горбунов???
9.50. Послушал вторую песню карлика. Тоже ничего.
9.51. Карлик выплюнул выбитый зуб и опасливо косясь на меня предложил петь песню мне.
9.52. Согласился.
10.00. Стою на Гревской площади. Паламандон говорит, что у меня дебют. Какой дебют??? Забыл, старый хрен, как три года назад заманил меня в Париж какой-то там Старманьей. Я тогда, как дурак, в панталонах на подтяжках бегал сутками по Гревской площади и вопил “СОС”. И ведь хоть бы кто помог!
10.01. Начал петь песню Качана. Кажется, всем понравилась.
10.04. Так и есть. Все радостно кричат.
10.10. Смотрю, как вышла петь женщина с козой. Коза прониклась ко мне симпатией, убежала с помоста, прижалась ко мне.
10.11. Нашел в кармане штанов куски «Педигри» оставшиеся у меня со времен Канады (кормил им собаку). Оказалось, что козы едят и Педигри тоже.
10.12. Подошло 10 девиц с клочками бумаги. Просят написать им что-то ласковое и теплое.
10.13. Охваченный повторным приступом ностальгии написал «Квебек навсегда».
10.14. Девицы хором опять зовут в «Валь да МУР». Пойти что ли?
10.15. Креплюсь.
10.16. Креплюсь.
10.17. Пришел Квазимодо и опять увел всех в «Валь да МУР». Сволочь, ему хорошо – не женат.
10.20. С горя решил познакомиться с хозяйкой козы. Оказалось, ее зовут Эсмеральда, но я могу ее звать Элен. Это что, такое сокращение от «Эсмеральды»?


10.30. Появился армянин Феб. Страшный, как черт. С мясистым носом. Сказал, что будет в нашей труппе героем любовником и что Эсмеральда-Элен будет от него без ума.
10.31. Больной. Кто от него может быть без ума? – Никто.
10.32. Был неправ, погорячился. Пришла какая-то пигалица с прононсом, говорит, что любит Феба. Чего она в нем нашла??? Зовут Флер де Лис.
10.34. А меня не любит ниииикто….
10.35. Подошла Эсмеральда, сказала, что одна растит сына и видит во мне его будущего отца. Прижала к груди.
10.36. В отцы не хочу. Пусть уж меня не любит никто.
10.37. Но вообще мне нравится Эсмеральда. Я бы с ней…спел дуэтом.
10.40. Трое конкурентов вышли на Гревскую площадь и заголосили «Бэээээллььь».
10.42. Странно, никто не испугался.
10.44. Ууу, парижане идиоты. Хлопают этой попсе.
10.45. Уеду в Квебек.
10.46. Точно уеду.
10.47. Подошла какая-то девица. Наверно, опять позовет в «Валь да МУР». С ней не пойду – толстая и страшная. Пусть вон этот, с ушами, отдувается.
10.48. Хорошая девица! Подарила бутылку красного вина…Ой, две бутылки.
10.50. Мммм, пожалуй, пока останусь в Париже.
10.52. Да и девица в общем-то ничего…
10.55. Не, бросаю пить. Какое там ничего!? Столько я не выпью.
11.00. Пришел Паламандон, сказал, что придумал нам фишку. Будем делать себе ПиАр (это чего? Не понял?) и создавать вокруг себя ореол скандальности.
11.01. Ни черта не понял.
11.02. Паламандон раздал роли.
11.03. Ну так и есть, моя самая неинтересная – пою какую-то муть в конце и в начале. Угу, еще и в середине что-то на Луну вою, причем не про себя, а про Квазимодо.
11.04. Меня даже по роли никто не полюбит. Эта дура с козой будет любить Феба, пигалица с прононсом будет любить его же…Ушастый будет любить Эсмеральду, поп – ее же, а Феб будет гадом и не будет любить никого.
11.05. Согласен с последним – Феб – гад.
11.06. Предложил, чтобы я любил хотя бы козу (и лучше взаимно). Жлоб-Паламандон сказал, что козы нет в бюджете и ее сокращают.
11.08. Пошел, простился с козой. Оба плакали.
12.00. Репетируем роли. Народ с площади подбадривает криками и хлопками.
12.20. Думаю, скока Паламандон будет драть за пропуск на площадь. Может, попросить увеличить гонорар?
12.25. Попросил. Не увеличили.
12.30. Горбун, Поп и Феб пользуются бешеным успехом. Не успели спеть одну песню, как уже любимцы всего парижского ворья.
12.35. Ну, точно, уже под мостом стоит какой-то оборванец и тоже голосит «Бэээээллььь». И ведь ему подают!
12.36. Ого, как подают! Может и мне поголосить?
12.37. Поголосил. Был облаян какой-то собакой. Денег не дают – думают, что я богатый трубадур. Какой на фиг «богатый»? У меня жена, сын, собака и толстый менеджер. И всех кормлю один я.
15.38. Подошел Квазимодо, позвал с собой на пьянку в «Валь да МУР». Говорит, что Феб уже успел туда позвать Эсмеральду и Флер де Лиз.
15.39. Огляделся по сторонам в поисках знакомых жены. Вроде нет никого.
15.40. Прячась за широкой спиной горбуна иду в «Валь да МУР». Рановато, конечно, но очень хочется.
15.45. О-О
15.50. Ого-го!


16-00-7-00 (День второй)
7.01. Тьфу! Тьфу!...Чья-то нога попала мне в рот!
7.02. Тьфу! Это не нога, это ухо Квазимодо. Воняет, как нога.
7.03. Что он, Эсмеральда, Феб и Флер де Лис делают в моей постели??? О_О
7.04. Это не моя постель.
7.05. Где я?
7.06. Кто я?
7.07. Я - Гренгуар, принц парижских улиц! Вот кто я! Уф, вспомнил.
7.08. Стою перед зеркалом. Грим расплылся, завивка раскрутилась, с груди кто-то выдрал пучок волос.
7.09. Думаю предложить себя на роль Квазимодо. Это ж какая будет экономия на гриме, краске и паралоновом горбу!
7.10 ААА! Сзади подошел Квазимодо и поднял меня на руки. Уйди противный!
7.11. Слава богу, обознался,… оказалось, что он принял меня за Эсмеральду.
7.30. Мучаюсь угрызениями совести. Вспомнил про жену.
7.31. Даже стал сочинять песню.
7.40. Еще сочиняю.
7.45. Муза у меня какая-то медлительная.
7.50. Сочинил!!!
7.51. Песня обо мне самом. Назвал «Хороший парень и негодяй» (Le bon gars et le salaud)….Ну, это я поскромничал. Я вообще хороший.
7.52. Священник хочет примазаться к моей песне. Говорит, что сочинил музыку. Ха! Да ему медведь еще лет 20 назад на ухо наступил. Сам сочиню.
8.50. Чего-то не сочиняется.
9.00. А может все-таки и поп - композитор?
9.05. Пойду все-таки посмотрю, чего этот Моцарт насочинял.
9.06. Ну, ладно, простой мотивчик будет выгодно оттенять глубокий смысл моих текстов.
10.00. Паламандон решил, что сегодня вечером премьера.
10.01. Все заволновались.
10.02. От волнения съел 14 яблок.
10.07. Что-то мне в животе нехорошо.
10.08. Ой, что-то мне совсем не хорошо!
10.09. Мне нужен дублер и больничный!
10.10. Умираю! Зачем ел яблоки?
10.11. ОООООО!!!
10.50. Уже не умираю. Чищу испачканный реквизит.
10.51. Больше никакой яблочной диеты.
11.10. Решил вспомнить молодость и приступить в тренировкам.
11.12. Встал у края Гревской площади, машу ногами.
11.13. На меня стал пялиться народ.
11.14. Какая-то ненормальная повисла у меня на шее, пытается повалить на мостовую.
11.15. Ай, не хочу туда!
11.16. Помогите, насилуют!!!!
11.17. О! Люблю Эсмеральду-Элен…Вцепилась в волосы ненормальной, оттащила.
11.18. Осматриваю боевые раны: вся шея в синяках и помаде.
11.20. Квазимодо пришел из «Валь да Мура». Кажется, он оттуда и не выходит. И где силы берет? Эх, молодость, молодость!
11.21. Звонила жена. Пожелала успехов на премьере и обещала выбить глаз, если загуляю.
12.00. Пришел на репетицию.
12.01. Паламандон, подлец, готовит подлянку и хочет насильно меня побрить. Хам! Чем ему не угодила моя бородка стильным колышком?!
12.02. Сказал, что я своей бородой пугаю публику.
12.03. Сам дурак! Видел бы, как эта публика меня сегодня на мостовую заваливала.
12.06. Побрили насильно. Ну, не зря у меня черный пояс по карате: Квазимодо дал по хребту, может, правда горбуном станет, Паламандону врезал по шее – тот обиделся и сказал, что не будет писать мне больше песен – уйдет к Квазимоде.
12.07. Не больно-то и хотелось. Знали бы вы, сколько этот Паламандон дерет за одну песню! – Лучше уж я сам.
12.10. Кажется, мне и правда лучше без бороды. Танцовщицы строят мне глазки. Подойти к ним что ли?
12.11. Пока думал, пришел Квазимодо и увел всех танцовщиц в «Валь да МУР». Гаааад!
12.12. Осталась одна Элен. Подошла сама, предложила петь дуэтом.
12.13. Получил по морде – неправильно понял слово «дуэт».
12.20. Учим песню на незнакомом языке. Кажется, итальянский. Хитрая Эсмеральда забрала себе часть песни на французском. А я тут, ломай язык. Какая-то «Вива пер лею», тьфу, «Лей». Чего «лей»? Кому?
12.30. Паламандон погнал репетировать «мюзикл». Чего? – Оказалось, что он так наш балаган называет.
12.31. Плохая все-таки у меня роль. Насильно выдают за Эсмеральду.
12.32. Сижу с ней на матрасе. После попытки спеть «дуэтом» руки уже не распускаю.
12.33. Заголосила о каком-то Фебе.
12.34. Забыл слова. Что я ей в ответ сказать-то должен? Может, в глаз дать, за то, что в присутствии мужа о другом мужике поет?
12.35. Решил сделать вид, что у меня эмправизация…скатал матрас и свалил с помоста. Пусть поет о своем армянине.
12.36. Во втором акте у меня ответственная песня. О Луне. Хожу один по сцене, тоскую и пою о том, как плохо Квазимоде. Че он сам не может петь что ли?
12.37. Пошел к Паламандону, говорю «Чего Квазимодо сам о себе петь не может, он что, не только глухой, но и немой».
12.38. Паламандон сказал «Пасть порву, моргалы выколю». Ну вот, чуть что, сразу ругаться.
12.39. Опять пою про Луну.
12.40. Подавился жвачкой, но вида не подаю. В глазах слезы, шея сейчас лопнет.
12.41. Паламандон похвалил меня за актерское мастерство. Сказал так всегда и петь!
12.42. Щас! Мне что, каждый раз жвачку в глотку пихать??!
13.30. Хорошо, что в конце пою я. Говорят, что это последнее, что запоминают зрители.

14.00. Делим Эсмеральду. В смысле кто ее будет обнимать на поклонах.
14.01. Вперед вышел Горбун и сказал, что готов переобнимать всех и на поклонах тоже.
Ну, в этом лосе никто и не сомневался.
14.02. С одного боку разрешили стоять мне. Велели не приближаться к Квазимоде, дескать мы с ним не гармонируем.
14.03. Ну и не нужен мне этот слон.
14.04. Паламандон сказал, что я еще и “на бис” буду петь.
14.05. На кого?
14.06. Ах в ответ на бурные восторги зрителей. Это мне нравится.
14.07. А если восторгов не будет, а будут тухлые помидоры?
14.08. Карлик сказал, что все равно буду петь я, потому что я самый маленький и в меня труднее всего попасть помидором.
14.09. Ну, если так рассуждать, то на этого самого “биса” надо выпускать карлика. Его вообще трудно увидеть с 10 метров.
14.15. Решили, что наше представление должно быть приближено к жизни и вставили сцену с Валь да Муром.
14.16. Ого! Сначала туда прихожу я.
14.17. Рано радовался. Меня отвергают все проститутки.
14.18. Все отвергают? И эту фантастику они называют «правдой жизни»?!
14.19. Квазимодо ноет, что тоже хочет участвовать в сцене в Валь да Муре. Уймись, зараза, тебе чего, в жизни Валь да Мура не хватает?
14.22. Священник решил тряхнуть стариной и тоже запросился в бордель. Паламандон сжалился и разрешил ему прирезать армянина прямо в борделе. Поп на радостях прямо помолодел и счастливо зашевелил «кустами-бровями”.
14.23. Продолжаю жаловаться Паламандону на отсутствие личной жизни у моего героя.
14.24. Паламандон сказал, что меня будут любить музы.
14.25. Хмм, надеюсь, что эти “музы” красивые женщины?
14.26. Паламандон сказал, что музы любят только “палатанически”.
14.27. “Пала..” как?
14.28. Духовно??? Да он что, охамел? Что мне с такой любовью делать?
14.29. Чтоб этот Паламандон сам имел вместо женщины этих муз.
14.30. (мстительно улыбаясь): Нет, лучше, чтобы музы имели Паламандона.
14.45. Видно музы что-то и правда нехорошее сотворили с ним, потому что только упав с дуба можно придумать эту фигню.
14.47. Паламандон придумал, чтобы пособники этой говорящей макаки хватали меня и засовывали в мешок, а потом подвешивали этот мешок к крюку.
14.48. Говорит, что зрители любят острые ощущения.
14.50. Но я не люблю острые ощущения.
14.51. Хочу в Канаду.
14.52. К жене.
14.53. Или в Валь да Мур, а потом к жене.
14.55. Нет, лучше в Валь да Мур, а потом к Эсмеральде-Элен, а потом к жене.
14.56. А что я забыл у жены после Валь да Мура и Эсмеральды???
14.57. Не, хорошо, что я тут один.
14.58. Придумал поговорку: “Со своим кленовым сиропом в Париж не ездят”.
15.20. Страшно нервничаю перед премьерой. Даже опять хочу съесть яблок.
15.21. Ну, штучек 7-8 всего.
15.22. Пришел Паламондон и отобрал яблоки. Сказал, что после первого раза еще не все отчистили.
15.23. Чтобы отвлечься стал красить себе брови.
15.25. И нос.
15.26. И глаза.
15.30. Сижу в бигудях и гриме. Надеюсь, что в мою каморку никто не притащится. Жалко все-таки людей пугать.
15.35. Ну так и есть. Навис над упавшей в обморок Эсмеральдой и плююсь в нее водой. Эта дура орет «Уйди демон”. Кхем, я в гриме, конечно, не Апполон, но зачем же так.
15.36. Пришла делегация из Валь да Мура. Ничего себе! Десять человек!
15.37. Говорят, что беременны. Одной 12 лет.
15.38. А я что. Я ничего. Я только с Эсмеральдой дуэтом пел, да и то пару раз.
15.40. Паламондон проводит опознание потенциального отца табора детишек.
15.41. Придумал нам кодовые клички и вызывает по одному.
15.42. “Носатый ко мне». – Меня что ль? Нееет, я не носатый. Это, наверно, Феба.
15.43. “Волосатый”. – Ну и на том спасибо, хоть не карликом назвал.
Слава музам, отца во мне не признали.
15.44. “А теперь горбатый. Я сказал “горбатый!!!”
15.45. Ну че, Квазимод, дохлопался ушами? Отец-героин.
15.50. Отвертелся гад. Отпущен за недостаточностью улик. Решили, что подождут 9 месяцев, а потом поймут по ушам.
15.51. Паламандон запретил Горбуну общаться с 12-летней.
15.55. Горбун впал в депрессуху, ходит по Гревской площади и орет “Криииминель”, “Криминель».
16.00. Крик “Крименель” кажется становится песней дня. Не, ну что за люди эти Квазимоды! – Из всего умеют извлечь пользу.
17.00. Горим предпремьерным волнением. Все идем на жертвы ради искусства.
17.01. Играем с игру: «Кто пошел на какие жертвы ради мюзикла». Победителю решили подарить бутылку «Мерло».
17.03. Карлик сказал, что ради искусства отдал свою гениальную музыку такому козлу, как Паламандон.
17.04. Элен сказала, что ради такого дела бросила сына почти сиротой.
17.05. Черножо… ой, простите, наш афроамериканец сказал, что ради искусства общается с такими расистами и шовинистами, как мы.
17.06. Это мы-то шовинисты? Макака недоделанная!
17.09. Я честно сказал, что ради мюзикла бросил жену в Канаде. Скучаю безмерно.
17.10. Все стали смеяться и сказали, что только я считаю ЭТО счастье жертвой.
17.13. Победил горбун с жалостливым спичем про то, что он ради музыки уже часа два не был в Валь да Муре.
17.14. Гад какой! Два часа! Да я туда вообще почти не заходил.

*Sugar*
*Sugar*

Сообщение #5 *Sugar* » 14.08.2003, 18:06

последнее-5 баллов!!!
:lol: :lol: :mrgreen:
а продолжение????

Helga
Helga

Прошу прощения у авторов - ссылка на них где-то затерялась:)

Сообщение #6 Helga » 14.08.2003, 21:34

Frollo:
Расскажи-ка, поэт,
Чем живет Интернет,
И чего ушлый Билл
Там опять намудрил.

Gringoire:
Буш проведал вчера,
Что земля - это шар…
На ушах доктора:
У бедняги удар.

Невзирая на строгости
принятых мер,
хакер Пупкин проник
в тайники ФБР.

Frollo:
Кто-то Windows NT
Так дерзко передрал
И снова по сети
"Чернобыль" разослал.

Gringoire:
Хакер Пупкин изобрел
Супер-принтер для банкнот.

Frollo:
Всполошился Интерпол,
Только кто ж его найдет?

Gringoire:
А сегодня поутру -
Зуб даю, что не вру…

Frollo & Gringoire:
Хакер Пупкин взломал
Личный сайт ЦРУ.

Gringoire:
Порнографии вновь
Объявлена война -
Но, кроме громких слов,
Не выйдет ни хрена.

Frollo:
И провайдер, подлец,
Втридорога дерет…
Так Пупкин или Гейтс?
Посмотрим, чья возьмет.


La Monture

Fleur de Lys:
О, как хорош ты за компом,
Герой из лучших первый -
Немыт, небрит, спина горбом,
И всюду запах скверный!
И все клопы за тыщу лье
От перегара дохнут -
Недаром, видно, шевалье,
По вам девчонки сохнут!

А я чиста, как неба высь,
И я твой быт устрою!
Все будет просто зашибись.
Я все прощу, но поклянись,
Я все прощу, но поклянись,
Что доступ ей закроют!

Конечно, ты не ахти,
Покраше можно найти,
Таких вокруг пруд пруди,
Но раз уж наши пути
Скрестились в этой сети,
Мне мимо не пройти.

Протри локаторы, Phoebus,
Забудь свои амуры.
Что так, что эдак я добьюсь
Изгнанья этой дуры!
Вы с нею слишком увлеклись
Опасною игрою.
Опомнись и в семью вернись.
Я все прощу, но поклянись
Я все прощу, но поклянись
Что доступ ей закроют!

Сонечка
Сонечка

Сообщение #7 Сонечка » 14.08.2003, 22:00

Браво!!!Великолепно!!Замечательно!!!Восхитительно!!!
2Кристина: это дневник Постоленко. Дыбского. Пеллетье или Гренгуара вообще??
Супер!!!!! :lol:

Snazzy
Snazzy

Сообщение #8 Snazzy » 14.08.2003, 22:45

Кристина, здорово!А смешной дневник получился!Продолжение ожидается?

Ishiro
Ishiro

Сообщение #9 Ishiro » 15.08.2003, 09:16

Кристина, могу я получить у Вас разрешение опубликовать Ваше произведение в одном питерском некоммерческом самиздате? Если дадите адрес - вышлю авторский экземпляр.

Кристина
Кристина

Сообщение #10 Кристина » 15.08.2003, 09:45

"Дневник" был выложен на мюзикалс.ру в топике "поговорим о Брюно Пелльтье" незарегестрированным гостем и уже довольно давно. О продолжении пока никто ничего не говорит.
2Сонечка: Это дневник Гренгуара-Брюно.

Arman
Arman

Сообщение #11 Arman » 15.08.2003, 10:23

Симпатичные обои (до них надо чуть-чуть промотать вниз)
http://www.musicals.ru/coll/wall.php

Сонечка
Сонечка

Сообщение #12 Сонечка » 15.08.2003, 15:10

Кристина: это больше тянет на дневник Сашки...но это лично моё мнение :D :!:

Кристина
Кристина

Сообщение #13 Кристина » 15.08.2003, 15:22

Если Вы прочитаете внимательно, то увидите, что в дневнике использованы факты биографии Брюно, Гару и т.д.
P.S. Что-то не припомню, чтобы Саша в Париже играл в Стармании и уплетал яблоки в таком количетве и т.д.

Сонечка
Сонечка

Сообщение #14 Сонечка » 15.08.2003, 17:15

2Кристина: Вы правы... но читать, и представлять Сашу куда более, на мой взгляд, прикольней

Кристина
Кристина

Сообщение #15 Кристина » 15.08.2003, 17:42

Ну не знаю, меня Брюно вполне устраивает.

Автор
Автор

ДНЕВНИК ГРЕНГУАРА

Сообщение #16 Автор » 15.08.2003, 18:52

Это "Дневник Гренгуара" Пельтье. В нем использованы факты из жизни Брюно. Во избежание путаницы прошу в дальнейшем отмечать имя автора Дневника буквой М. Так меня зовут :-)
Продолжение будет.

Автор
Автор

ДНЕВНИК ГРЕНГУАРА

Сообщение #17 Автор » 15.08.2003, 18:55

Забыла добавить: это уж точно не про господина Постоленко. Про него я бы написала злее :-)
По вопросам самиздата :-) пишите на lesoleil@front.ru

Noa
Noa

Сообщение #18 Noa » 15.08.2003, 19:32

Когда je t'aime, я глух и нем

В Москве с успехом идут два мюзикла:
один о немом мальчике, другой о глухом звонаре...



ЛИТЕРАТУРА

1. Оригинальный текст мюзикла "Notre-Dame de Paris"
2. Перевод Юлия Кима сотоварищи
3. Дж.Р.Р.Толкиен "Властелин Колец"
4. Дж.Р.Р.Толкиен "Сильмариллион"
5. Макс Фрай "Лабиринты Ехо"
6. А.С.Пушкин "Евгений Онегин"
7. А.С.Пушкин "Гавриилиада"
8. А.С.Пушкин "Сказка о царе Салтане"
9. А.С.Пушкин "Признание"
10. Ниэннах "Чёрная Книга Арды"
11. "Звирьмариллион"
12. Дж.К.Ролинг "Гарри Поттер и Кубок Огня"
13. К.Курц "Дерини"
14. А.С.Грибоедов "Горе от ума"
15. А. и Б. Стругацкие "Понедельник начинается в субботу"
16. К.С.Льюис "Хроники Нарнии"
17. "Три медведя" (русская народная сказка)
18. Д.Хармс "Случаи"
19. Также использованы цитаты из песен Ю.Кима, В.Долиной, В.Цоя, Б.Гребенщикова, А.Макаревича, Ю.Визбора, В.Высоцкого, советских песен и кинофильмов

Act 1

Ouverture
Начнём с того, что автора действительно зовут Пьер Гренгуар, и родом он откуда-то из этих мест. Он прожил здесь около 30 лет, пока не попал в Париж. Там-то и случилась эта история.

Le Temps des cathédrales
Эта история произошла, как уже было сказано, в стольном граде Париже, дырку в небе над его мозаичными мостовыми, в 1482 году от Пробуждения Эльфов. Артисты из породы Неназываемых, вооружившись резцами, оперёнными летучей рифмой, предприняли попытку перевести её на Вестрон и оставить для грядущих веков в назидание.
Когда Светильники рухнули, свободные народы Арды неожиданно обнаружили, что пришла пора соборов, причём исключительно кафедральных. Пора некафедральных соборов, как считали Мудрые в Эрессэа, пока ещё не пришла, а спорить с Мудрыми в те времена было бесполезно.
"Эле!" — воскликнул кто-то наиболее любопытный, указывая пальцем на небо. И человек захотел подняться к звёздам. Но так как космическая эра человечества согласно плану Великих ещё не настала, удручённому человечеству ничего не оставалось, кроме как с горя записать свою историю на стекле и камне. Так родилось искусство граффити.
Камень на камень, кирпич на кирпич, — короче говоря, когда Мелькор наконец опустил руки, в отрогах Хмурых гор красовался Минас Итиль, Крепость Восходящей Луны, а у подножия Белых гор — Минас Анор, Крепость Заходящего Солнца. Позже для краткости всё это сооружение стали называть Нотр-Дам, что означает "Наш ответ Чемберлену". Под своды башен тут же набежало множество менестрелей, которые дружно запели о любви, пророча человечеству отменно долгую и счастливую жизнь.
Однако вскоре выяснилось, что Эпохе Орденов, судя по всему, приходит каюк. Башни мрачно скалились друг на друга через Долину Нежити. В Долине скопилась порядочная толпа варваров, вандалов, гоблинов, злобных полуросликов и прочих маглов.

Les Sans-Papiers
— Сами мы не местные! — кричали одни.
— Бездомный, беспаспортный и безработный! — голосили другие.
Третьи обещали незамедлительно продать первому встречному все секреты безбумажных технологий. Одним словом, гвалт стоял порядочный.

Intervention de Frollo
Внезапно за спинами толпы открылся Перемещающий Ход. Властелин Чёрной крепости, священник из Высших Дерини Клод Лемье де Фролло вышел сначала из транса, а затем на крыльцо.
— Капитан Фуфлос, то есть, простите, капитан Феб де Шатопер, предводитель двух полусотен эльфийских лучников! Немедленно наведите порядок! Неужели и это я должен делать сам?!

Bohémienne
Надо сказать, что от природы Фуфлос, то есть Феб, был туповат, но неотразим. Он чтил Уголовный кодекс и боготворил начальство. И посему отважно ринулся в середину толпы, подставляя бесшабашную голову под харадримские дротики и рогатки Бабум.
Но в самом центре толпы беспаспортных бродяг он повстречал Лютиэнь, дочь Тингола и Мелиан, что танцевала на неувядающих травах прибрежных полян Эсгалдуина. То есть нет, конечно же, — он повстречал Эсмеральду, что танцевала свои гнусные танцы перед Нотр-Дам. Память о приказе Чёрного Валы покинула его, и был он очарован, ибо Эсмеральда была прекраснейшей среди Детей Илуватара. Её одеяние было синим, как ясное небо, а глаза темны, как звёздная ночь, плащ усеян золотыми цветами, волосы же черны, как ночные тени. Свету, играющему на листьях древ, пению чистых вод, звёздам, встающим над туманной землёй, подобна была её красота, а в лице её был сияющий свет.
Но она исчезла, а Фуфлос потерял дар речи, словно заклятье было наложено на него, и он долго бродил в лесах, подобно дикому зверю, разыскивая её. В душе он назвал её Тинувиэль, что означало Соловей, Дитя Сумерек, ибо другого имени он не знал для неё.

Esméralda tu sais
— Эсмеральда, tu sais, j'ai beaucoup changé? — затянул старую песню Клопен. — Я ль тебя не растил, я ль тебя не холил! Сладок кус не доедал, а-а-а?!!! — немузыкально заорал он. — А ты, несмотря на это, пришла в возраст любви — как ты могла?!!! Ты потеряешь свою судьбу, если начнёшь интересоваться мужчинами!..

Ces Diamants-là
Придя в себя, капитан Фуфлос вспомнил, что его зовут Феб, и что у него есть невеста. Он немедленно отправился к ней и на всякий случай лишний раз заверил её в своей любви до гроба.

La Fête des Fous
Однако мы совсем забыли о Пьере Гренгуаре! А тут-то как раз его и принесло. Полюбовавшись на тихое счастье Феба и Флёр-де-Лис и пожалев в глубине души о своём недостатке любви (son mal d'amour), Пьер отправился на Площадь Зрелищ и Увеселений, где в ночь с двухсотого на двести первый день года пляшут все нормальные люди. Гренгуар был нормальным человеком, поэтому он тоже немного поплясал.
Из-за его спины вынырнул Мелифаро, взгромоздился на стол с ногами, насмешливо покачал головой и скорчил скорбную рожу.
— Всему-то тебя надо учить, в том числе и развлекаться!
— Только этого мне и не хватало! — ворчливо сказал Гренгуар. — Плясать по ночам и всё такое... Вообще-то по ночам я работаю, для тебя это новость?
Теперь Мелифаро корчил рожи Нумминориху, но тот и бровью не повёл. А зря!.. Основной смысл гнусного языческого празднества состоял именно в состязании на лучшую скорченную рожу...
Дальнейшее общеизвестно: Мелифаро, то есть Квазимодо, избрали Королём Шутов, и празднество на этом закончилось.

Le Pape des Fous
Обрадованный Мелифаро решил, что теперь-то его уж точно полюбят все девушки Угуланда, но не тут-то было. "Ну почему меня, такого замечательного, никто не любит?" — громко и настырно кричал он в ночи, пока не достал своими криками Сарумана Мудрого, корпевшего в башне Ортханка над Палантиром. Саруман де Фролло отложил Палантир, вышел на паперть Нотр-Дама и собственноручно сорвал с головы Квазимодо тонкий обруч с единственным сверкающим камнем.

La Sorcière
— Не связывайся с иностранцами! Они до добра не доведут! Ни Эльфов, ни их родичей нам не надо! — поучал Фролло своего воспитанника. — Это колдунья из Золотого Леса, намерения её темны! Сегодня вечером мы нападём на неё, унесём и посадим в клетку! Я всегда мечтал о домашней птичке!

L'Enfant trouvé
— О, Великий! — ответил на это Курумо, то есть Квазимодо, — Кто же достоин восхвалений, если не ты? В Валиноре денно и нощно возносят хвалу Манвэ — разве ты не более заслужил это? О деяниях твоих должно слагать песни, это придаст тебе силы для новых подвигов!
— Ответь мне, разве я просил, чтобы кто бы то ни было слагал песни в мою честь? — спросил озадаченный Фролло.
— Нет, о Великий; но думаю, что я не мог измыслить ничего, противного твоей воле. Ведь я — твоё создание, и все мысли и деяния мои имеют начало в тебе...
Фролло тяжело задумался. Квазимодо в молчании ждал его ответа.
— Иди, — не понимая глаз на Курумо, молвил наконец Вала. И Квазимодо удалился, исполненный сознания собственного достоинства и правоты.

Les Portes de Paris
Даэрон Песнопевец тоже любил Лютиэнь... По крайней мере, в ту ночь Гренгуара зачем-то понесло вслед за Эсмеральдой.
Tentative d'enlèvement
Капитан Фуфлос де Шатопер, патрулировавший улицы Парижа на Пузыре Буурахра, был, как и было сказано, туповат, но дело своё знал. Заметив маньяка, преследующего женщину в ночи, Феб отдал приказ арестовать его и лишь затем разглядел и узнал Эсмеральду. От потрясения у него началось раздвоение личности, и он начал разговаривать сам с собой. "Вам по душе Вечер, а моё сердце отдано Утру!" — пытался он урезонить сам себя. Но не выдержал и назначил свидание Эсмеральде, Вечерней звезде цыганского народа.

La cour des miracles
Гренгуар отвлёкся от своих мыслей (в основном о еде) и обнаружил, что Эсмеральды нигде нет, а сам он находится где-то в закоулках Левобережья. Местность вокруг была незнакома.
Гренгуар попробовал было сосредоточиться на переплетении потолочных балок, когда потолок с грохотом разлетелся, и в проёме показалась огромная чугунная баба на цепи. На ней с комфортом возлежал Король Бродяг Клопен. Вообще-то по сценарию Клопену полагалось возлежать на рельсе, но Король Бродяг справедливо рассудил, что после Б.Н.Ельцина ложиться на рельсы — жалкое подражательство. Арда наполнилась раскатами слабоумного смеха.
— Кто ты, что осмелился по-воровски прокрасться сюда и без дозволения приблизиться к моему трону? Что заставило тебя прийти в мои владения, которые закрыты для таких, как ты? — гневно воскликнул Квакль-Бродякль.
Берен Гренгуар молчал, охваченный трепетом, ибо велики были пышность Менегрота и величие Клопена.
Клопен всегда знал, кто скрывается в недрах горы. Ему нравилась эта кровожадная и бдительная стража. Иногда он сам бросал своей "кошке", как он её называл, лакомый кусочек, отправляя к ней ненужных пленников. Он приказывал загонять их к ней в логово, а потом с интересом слушал, как она с ними забавлялась. Поэтому вскоре Гренгуар был уже весь опутан паутиной, и чудовище приподнимало его передними лапами, намереваясь тащить в нору. Но тут Клопену пришло на ум новое развлечение.
— Если хоть одна женщина возьмёт его себе в мужья, я отниму его у Шелоб! — воскликнул он.
— Эту дохлятину?!!! — возмутились дамы Двора Чудес.
— Её милость не ест падали и не пьёт холодной крови, — сказал Клопен. — Пленник жив.
Дамы с сомнением пожали плечами. Тут наконец-то пришла Эсмеральда, которая снимала во Дворе Чудес угол в койке.
— Ну, а ты, красотка, взяла бы себе этого трёхгрошового, нет, двухкопеечного поэта? — издевался Клопен.
Но Эсмеральда от природы шуток не понимала, а посему приняла его слова всерьёз. Паутину размотали, Шелоб, очень недовольная, удалилась в недра горы, а Гренгуар, потирая затёкшую в петле шею, поплёлся вслед за Эсмеральдой в её уголок.

Le Mot Phœbus
Побуждаемая природным любопытством, Эсмеральда поинтересовалась у спасённого, что за сокровище досталось ей в качестве мужа.
— Я поэт! — воскликнул Гренгуар. — Я князь парижских улиц!
— Вау! — изумилась Эсмеральда.
— Но я не создан для блаженства, / ему чужда душа моя, / напрасны ваши совершенства: / их вовсе не достоин я. / Поверьте (совесть в том порукой), / супружество нам будет мукой! — затараторил Гренгуар и смело вместо belle Nina поставил belle Esméralda.
Однако девушку, как оказалось, интересовало совершенно другое.
— Ты умеешь читать и писать! — восхитилась она. — Это так круто!.. Скажи мне, что значит Феб?
— Ниэнна милосердная! — воскликнул Гренгуар. — Кто это на земле дерзает носить подобное имя?..
— Это тот, для кого бьётся моё сердце! — отрезала Эсмеральда.
— Насколько я припоминаю мою латынь, слово Феб следует понимать как Солнце! — важно изрёк Гренгуар и тут же пожалел об этом.

Beau comme le soleil
Эсмеральда резко вскочила, бросилась на авансцену и заголосила: "Миленький ты мой, / cолнышко лесное, / где, в каких краях / встретимся с тобою?..." И это было бы ещё ничего, но тут откуда-то появилась Флёр-де-Лис и завела своё: "Солнце моё, взгляни на меня..." Девушки исступлённо пели, время от времени бросая друг на друга ничего хорошего не предвещающие взгляды. Гренгуар счёл за лучшее быстренько убраться восвояси.

Déchiré
Тем временем у Феба де Шатопера продолжалось раздвоение личности.

Anarkia
По пути восвояси Гренгуар встретил Фролло. Тот был очень рассержен.
— Кто хлебал из моей миски и всё выхлебал?!! — закричал Фролло. — Кто сидел на моём стуле и сдвинул его с места?!!! Что это за девица танцевала тут свои гнусные танцы перед Нотр-Дам?!!!
— Это моя жена, — слабо пискнул Гренгуар, — данная мне Кваклем-Бродяклем.
— Ты трогал её, отродье Лойсо Пондохвы? — возопил Фролло, который давно сам положил глаз на Эсмеральду, но усердно делал вид, что ненавидит её.
— Помилуйте, да разве я посмел бы!
— Смотри у меня! — пригрозил Фролло.
Тут взгляд Гренгуара упал на свежую граффити на стене собора.
— Смотрите! — воскликнул он. — Чёрная метка!
— Ты невежда, — с укором сказал Фролло. — Это по-гречески. А значит — "Рок-н-ролл мёртв, а я ещё нет. Мама — анархия, папа — стакан портвейна".
В это время на площади перед собором наказывали Квазимодо, пойманного ночью солдатами Феба. Фролло умело сделал вид, что впервые слышит о ночных похождениях своего воспитанника.

A Boire!
Весь трудовой коллектив в едином порыве осудил недостойное поведение Квазимодо. И только Эсмеральда пожалела беднягу и поднесла ему водички. Растроганный Квазимодо решил тут же, не отходя от кассы, признаться ей в любви. Беда только в том, что в тот же миг та же мысль посетила Фролло и Феба (который уже оправился от раздвоения личности и теперь представлял собой два в одном).

Belle
Выстроившись в шеренгу, Квазимодо, Фролло и Феб согласно загундосили:
"О, Элберет, позволь мне лишь в одной из грёз..."
............................................................................
........"Вот шалости какие!
Один, два, три — как это им не лень?!.."

Ma maison, c'est ta maison
Взяв Эсмеральду за руку, Квазимодо повёл её в собор и провёл для неё обзорную экскурсию, на прощанье пригласив заходить, если что.

Ave Maria païen
Эсмеральда же в ответ произнесла речь за мир во всём мире, за процветание всего прогрессивного человечества.

Je sens ma vie qui bascule
Фролло висел на земле вниз головой, волосы дыбом, очки висят на дужках, того и гляди упадут в бездонное небо. Он тут же схватил их, прижал к носу и, преисполненный ужаса, замер. Ноги его как будто приклеились к траве, ставшей зелёным потолком. А внизу тонуло в бесконечности усыпанное звёздами небо. Оторви он от травы ногу и сделай шаг, он навсегда распростится с землёй.
Фролло понял, что его жизнь опрокинута.



Tu vas me détruire
Увы, на разные забавы / я много жизни погубил! (...) Ах! Долго я забыть не мог / две ножки! Грустный, охладелый, / я всё их помню, и во сне / они тревожат сердце мне. (...) Мне памятно другое время! / В заветных иногда мечтах / держу я счастливое стремя / и ножку чувствую в руках (...) Слова и взор волшебниц сих / обманчивы... как ножки их!

L'Ombre
Уже темнело, сероватые сумерки весеннего вечера смешивались с оранжевым светом фонарей. Силуэты немногочисленных прохожих отбрасывали причудливые ломкие тени. По дороге в Квартал Свиданий капитан Фуфлос с изумлением обнаружил, что не может разглядеть на крупных разноцветных плитках тротуара собственную тень. Некоторое время он развлекался, разглядывая тени прохожих, — порой было совершенно невозможно понять, кому принадлежит тот или иной вытянутый тёмный силуэт, дрожащий в рассеянном свете фонарей. Теоретически он понимал, что ноги тени должны соприкасаться со ступнями её хозяина, но иногда ему начинало казаться, что тень скользит по тротуару совершенно самостоятельно...
— Кто вы?! — не выдержав, воскликнул Феб, страдавший, помимо раздвоения личности, ещё и паранойей.
— "Кто там, это я, совесть запоздавшая твоя!" — пропела ретро-песенку тень Короля Мёнина и грозно добавила: — Нельзя ли для прогулок подальше выбрать закоулок?... Не ходи туда! Снег башка попадёт, совсем мёртвый будешь!

Le Val d'Amour
Придя наконец в Квартал Свиданий, Феб к немалому своему изумлению обнаружил там Гренгуара, который несколько раз подряд вытащил пустышку и посему оплакивал son mal d'amour. Затем Фебу пришлось отбиваться от девочек и объяснять им, что сегодня он не с ними будет принимать свою судьбу. При участии Гренгуара объяснение затянулось и плавно перетекло в массовые танцы.

La Volupté
А потом честные гости / на кровать слоновой кости / положили молодых / и оставили одних.
— О, наслажденье — скользить по краю, / замрите, ангелы, смотрите — я играю! — насвистывал сквозь зубы Феб, разглядывая Эсмеральду.
— Возьми меня! — сказала Эсмеральда. — Я буду любить тебя даже с риском для жизни!
— Она не умрёт! — прошептал Фролло. — Такая прекрасная, такая печальная... По крайней мере, она умрёт не одна!
Чёрный Всадник не замечал его, а Фролло всё не решался двинуться, боясь привлечь к себе губительный взгляд. Потом очень медленно начал отползать в сторону.
Но вождь двух полусотен острозубов всё думал о женщине, стоявшей перед ним, и о древнем предсказании.
Но вдруг он отпрянул, вскрикнув от страшной боли, и удар палицы, не повредив Йовин, обрушился на землю. Это Фролло вонзил в него сзади свой клинок из Упокоищ, пробив чёрный плащ и невидимое тело ниже панцыря...
Йовин упала на поверженного врага.

Fatalité
Из-под кровати с громким воплем "Рок-н-ролл мёртв!!! Мама — анархия!!!" выскочил сидевший там с самого начала Пьер Гренгуар, переполошив всех участников драмы, которые с таким энтузиазмом подхватили его крик, что настал конец Первой Эпохи.


Act 2

Florence
Встретившись в летнем кафе на площади у собора, Гренгуар и Фролло потягивали кофе-гляссе и вели учтивую светскую беседу.
— Ладно ль за морем иль худо? — вопрошал Фролло. — И какое в свете чудо?
— За морем житьё не худо, — ответствовал Гренгуар, — в свете ж вот какое чудо. Корабли постоят — и ложатся на курс. Но они возвращаются сквозь непогоду.
— А всё Кузнецкий мост, и вечные французы, — вздохнул Фролло. — Оттуда моды к нам, и авторы, и музы, / губители карманов и сердец!
— Когда благому просвещенью / отдвинем более границ, / со временем (по расчисленью / философических таблиц, / лет чрез пятьсот) дороги, верно, / у нас изменятся безмерно: /шоссе Россию там и тут / соединясь, пересекут. / Мосты чугунные чрез воды / шагнут широкою дугой, / раздвинем горы, под водой / пророем дерзостные своды, / и заведёт крещёный мир / на каждой станции трактир, — блаженно зажмурясь, мечтательно вещал Гренгуар.
— Ученье — вот чума, учёность — вот причина, — гнул своё Фролло, — что нынче пуще чем когда / безумных развелось людей, и дел, и мнений! (...) Нет! Коль уж зло пресечь: / забрать бы книги все да сжечь!

Les Cloches
Тем временем Квазимодо, пользуясь отсутствием Фролло на рабочем месте, распевал во всё горло "А ты опять сегодня не пришла..." и нацарапал на спине одной из химер собора "Квазька + Эська = l'amour".

Où est-elle ?
— А кстати, где твоя жена? — вдруг спросил Фролло у Гренгуара.
— Какая ещё жена? — ошарашенно спросил Гренгуар, выныривая из сладостных мечтаний. — Побойтесь Бога, святой отец! Какие у нас с вами могут быть жёны?!!..
— Жаль, что ты о ней ничего не знаешь. Я бы не прочь ещё раз увидеть, как развевается её юбка! — вздохнул Фролло.
Тут Гренгуар вспомнил, что Квакль-Бродякль действительно навязал ему какую-то жену. Тьфу ты, пропасть — совсем голова дырявая!.. Внезапно послезнанием, как Мудрые, он всё понял.
— Она одна в башне, — сказал он, и не удержавшись, прибавил — далеко от тех, кто полагал, что их околдовывают.
Фролло ничего не знал о послезнании, поэтому он не на шутку встревожился, что его намерения относительно Эсмеральды, которые он держал в глубокой тайне, известны всему Парижу.
— А ну не финти! — прикрикнул он. — Стоять, молчать, бояться! Отвечай, что ты знаешь?!!
Гренгуар судорожно соображал, как бы половчее соврать, но тут на его счастье откуда-то принесло Клопена. "Лёгок на помине!" — подумал Гренгуар.
— Где она, моя Эсмеральда? — риторически вопрошал Король Бродяг. Он нерешительно присел за столик и теперь косился на недопитый Фролло кофе-гляссе.
Приступ послезнания у Гренгуара продолжался, поэтому он повернулся к Клопену и полагая, что Фролло не видит и не слышит его, важно изрёк:
— Вы найдёте её в Холоми, камера № 5-хох-ау. Поторопитесь: если вы её не спасёте, её ничто уже не спасёт!
Клопен степенно кивнул, принимая информацию к сведению. Затем, покосившись на Фролло, он пихнул Гренгуара локтём в бок, и они риторически вопросили хором:
— Где она, наша Эсмеральда?
К немалому удивлению конспираторов, к ним присоединился и Фролло.

Les oiseaux qu'on met en cage
Помещённая в тюрьму Эсмеральда от нечего делать послала зов Квазимодо, затерявшемуся на фасаде собора среди химер и гаргулий.
— Этот твой драгоценный кеттариец, — говорила она, — очень хороший колдун! Что он действительно умеет делать, так это закрывать двери... Особенно — Двери Между Мирами, надо отдать ему должное! Зато ты умеешь открывать любые двери, сэр тяжеловес, ты ещё сам удивишься, когда узнаешь, как легко тебе это удаётся... Я уже говорила, что больше всего на свете ты любишь выпускать птичек из клеток?

Condamnés
Клопен был взят прямо в кафе. Агенты ФСБ застали его за допиванием чужого кофе-гляссе. Подельников Клопена быстро переловили поодиночке.

Le Procès
Узнав от Фролло, что её драгоценный Феб жив, Эсмеральда заметно воспряла духом.
— Не виноватая я! — твердила она. — Это всё Чёрный монах... и он немножко похож на вас!
— Чёрт, типичная белочка! — воскликнул Фролло.

La Torture
— Придётся применить пытку!
И применил...

Phoebus
Эсмеральда предпринимала тщетные попытки послать зов Фебу. Видимо, после пытки что-то случилось с её Безмолвной речью.

Être prêtre et aimer une femme
Фролло долго и мучительно размышлял о том, как бы и невинность соблюсти, и капитал приобрести.

La Monture
Флёр-де-Лис была вне себя от гнева.
— Каков подлец! — восклицала она, нервно меряя шагами пространство. — Какая выправка, какая стать! Конь горячий игрив, но послушен, / он гордится своим седоком... Ну пусть только придёт сюда, маленькая сволочь, — узнает, что почём!!!

Je reviens vers toi
— Без карты и без компаса / тащусь я на лошадке, / которая забыла, где / север, запад, юг, восток... — напевал Феб без особенного энтузиазма, приближаясь к дому Флёр-де-Лис. Представ пред её гневные очи, он окончательно стушевался.
— Ну, заплутал в лабиринте Мёнина — с кем не бывает? — вяло оправдывался он. — Но теперь-то уже всё в порядке, и Эсмеральду вот-вот повесят — самое время пирком да за свадебку, а?

Visite de Frollo à Esméralda
— Молилась ли ты на ночь, Эсмеральда? — сурово вопросил Фролло, входя к пленнице без стука. — Я пришёл приготовить тебя к смерти!
— Я замёрзла, я устала, / я жалею ваш бензин, / уходите, Челентано, / уводите лимузин, — жалобно пропела Эсмеральда.
— Сусанна! — неожиданно подхватил песню Фролло. — Сусанна! Сусанна, Сусанна, мон амур!
— Да как же вы могли меня полюбить?!! — в ужасе вскричала Эсмеральда.

Un matin tu dansais
— Как-то утром на рассвете заглянул в соседний сад, — затянул Фролло. Нервный тик искажал его и без того искажённые черты. — Там смуглянка...
Чтобы заглушить немузыкальное пение вконец обезумевшего святого отца, Эсмеральда запела было "Солнечный круг, небо вокруг", но Фролло внезапно перешёл на речитатив.
— Алина! Сжальтесь надо мною! / Не смею требовать любви: / быть может, за грехи мои, / мой ангел, я любви не стою! / Но притворитесь! Этот взгляд / всё может выразить так чудно!..— запнувшись, словно сам удивляясь рвушимся с языка словам, Фролло неожиданно продолжил в другой тональности — Сим-Сим, откройся, Сим-Сим, отдайся, да ты не бойся, и не стесняйся...
— Вали отсюда! — крикнула Эсмеральда четыре раза подряд, прежде чем до архидьякона дошёл смысл её слов.



Libérés
Не в силах видеть своего кумира и учителя в столь плачевном состоянии, Квазимодо сострадательно выпустил из соседней камеры Клопена сотоварищи. Клопен действовал решительно: от души огрел святого отца по кумполу и вывел свою воспитанницу на волю. Теперь им всем ничего не оставалось, кроме как воспользоваться гостеприимством Квазимодо. Сподвижники Клопена и он сам живописно рассеялись среди химер собора. Эсмеральду звонарь разместил с особенным комфортом.

Lune
Действие стремительно развивалось без всякого участия Гренгуара, поэтому, чтобы привлечь к себе внимание, Пьер немножко повыл на луну.

Je te laisse un sifflet
Квазимодо попытался подарить Эсмеральде свисток — единственное своё сокровище. Но утомлённая событиями дня, Эсмеральда заснула. Свисток остался невручённым, да если здраво подумать — зачем он был ей нужен?..

Dieu que le monde est injuste
А Квазимодо не спалось. Обдумав всю несправедливость мирового устройства, он всю ночь составлял жалобу в Комиссию по правам человека ООН.

Vivre
"А жить так хочется, / а жить так хочется, / а жить так хочется, как каждому из вас..." — напевала проснувшаяся среди ночи Эсмеральда. Послать зов своему разлюбезному солнышку она уже не пыталась.

L'attaque de Notre-Dame
На равнине Анфауглиф на четвёртый день войны началась битва Нирнаэф Арноэдиад, Битва Бессчётных Слёз, ибо никакая песня и никакое предание не могут вместить всей её скорби.
"Требую политического убежища!" — кричал Клопен.
"Шиш тебе!" — кричал Фролло.
"Всех перережу!!!" — кричал Феб.
"Каждый, право, имеет право!" — кричал Гренгуар, которого вообще никто не спрашивал.
Драка завязалась нешуточная, и многим досталось, а более всех перепало Клопену. В Хрониках Верных записано, что воскликнув: "Мне, сестрёнка, каюк!", Клопен призвал всех оставшихся в живых братьев бороться и искать, найти и не сдаваться. Однако существует апокриф, согласно которому Клопен будто бы выразил удовлетворение от того, что ему не придётся больше пользоваться бумагой и завещал оставшимся в живых неустанно петь о том, что с бумагой в стране напряжёнка.

Deportés
Капитан Феб де Шатопер умом, как и было сказано, не блистал, но жесток не был. Ему не очень хотелось своей рукой отправлять на эшафот девушку, которая ему, чёрт возьми, всё ещё нравилась. Но под тяжёлым взглядом Кенлех — то есть, конечно же, Флёр-де-Лис — он, вобрав голову в плечи, зачитал приговор: "Ведьму — повесить, остальных — на 101-й километр!" Флёр-де-Лис осталась очень довольна своим женихом.

Mon maître, mon sauveur
Квазимодо искал Эсмеральду во всех закоулках фасада Нотр-Дама, но вместо неё неожиданно обнаружил Фролло. Обезумевший старец гнусно хихикал.
— Взгляни туда! — воскликнул он, дрожащей рукой указывая на площадь. — Твоя прекрасная Эсмеральда там! Сейчас её повесят! Это я её отправил к палачу, потому что она не захотела меня!...
Квазимодо вслушался в слабоумное бормотание своего учителя и ужаснулся.
— Так это сделал ты?!! — воскликнул он и недрогнувшей ногой поддал архидьякону хорошего пинка. Тот без единого звука полетел вниз.
— Сползает по крыше старик Козлодоев... — пропел Квазимодо, проследив его полёт.


Donnez-la moi
Ну, в общем, Клопена убили, Эсмеральду повесили. А Фролло упал с башни и умер. А Квазимодо умер сам собой. А подельники Клопена утонули в пруду. А Феб женился на Флёр-де-Лис и так заважничал, что его вытолкали со службы. Хорошие люди и не умеют поставить себя на твёрдую ногу!

Danse mon Esméralda
Впрочем, сведения о том, что Эсмеральда умерла бездетной, опровергает тот факт, что почтенную матушку Мериадока Великолепного звали Эсмеральдой.

Helga
Helga

Re: ДНЕВНИК ГРЕНГУАРА

Сообщение #19 Helga » 15.08.2003, 21:25

Автор писал(а):Это "Дневник Гренгуара" Пельтье. В нем использованы факты из жизни Брюно. Во избежание путаницы прошу в дальнейшем отмечать имя автора Дневника буквой М. Так меня зовут :-)
Продолжение будет.


Просто очень хочется Вас поблагодарить. Здорово! Давно так не смеялась. Правда, у меня другая версия дневника, наверное, более ранняя:) С нетерпением буду ждать продолжения:)

Нефертари
Регулярно и с удовольствием!
Регулярно и с удовольствием!
Нефертари
Регулярно и с удовольствием!
Регулярно и с удовольствием!
Репутация: 0
С нами: 14 лет 11 месяцев
Откуда: Минск
ICQ Сайт WLM

Сообщение #20 Нефертари » 17.08.2003, 04:28

Гару:

Я! Я Гару, я лучший Квазимодо,
Нет на Земле красивее урода!
Бред, я с этой сцены бред пою для вас опять,
О, "Notre Dame", как ты посмел меня желать?!
Пою я лучше, чем Белявский и Петкун,
Я не какой-нибудь дешёвенький горбун!
Да! Я ростом вышел – метра два, а может три,
Во мне уложится четыре Сегары.
И после "Нотра" мне не обрести покой,
Того гляди, фанатки ринутся за мной!..

Лавуа:

"Поп - толоконный лоб" меня все кличут.
Пусть про меня все сплетни в прессе пишут,
Про мои морщины, брови или гонорар,
И что годится мне во внуки Гренгуар!..
Я этим мюзиклом как бесом одержим!
Сутана мерзкая мою сгубила жизнь!
Жаль! Судьбы насмешкой ревматизмом я скручён,
В конце спектакля мне не выйти на поклон!
И после занавеса мне нельзя домой,
Пойду учить слова дуэта с Сегарой…

Фиори:

Сон, светлый счастья сон мой, кружка пива!
Нет! Мне нельзя толстеть – ведь некрасиво!
И сорвался зуб и покатился камнем вниз,
Разбилась челюсть – что за стерва Флёр-де-Лис!..
Святая Дева, ты не в силах мне помочь!
Запретной пищи не дано мне превозмочь!
Стой, не покидай меня, безумная мечта!
Наесться на ночь ветчины и пирога!
И после "Нотра" мне не обрести покой –
Пойду тайком я есть котлеты с колбасой…

Гару, Лавуа и Фиори:

И днём, и ночью "Notre Dame" передо мной!
И слышать "Belle" уж мне противно, Боже мой!
Да! Берут автографы теперь и тут, и там.
В раба актёра превращает "Notre Dame"!
О, вечный мюзикл, теперь я вечно твой,
И никогда мы не расстанемся с тобой…
Я вечно твой!..


Вернуться в «Notre Dame de Paris»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость